Наталья Шаломицкая

20-07-2017 15:08:01

     Ситуация в белорусском плавании не так давно порождала больше вопросов чем ответов. Серьезное разочарование ждало зрителей, прильнувших к голубым экранам, еще во время чемпионата мира по водным видам спорта в Казани в 2015-м. Ни одного финала, а лучшие результаты на уровне 10—11-го места. Олимпиада в Рио подлила масла в огонь. И если бы не Герасименя, в очередной раз показавшая бойцовский характер, ее тоже можно было бы считать провалом.

 

     Вновь  назначенному  главному тренеру национальной команды Наталье Шоломицкой принимать дела пришлось не в лучший период. Разве что Павел Санкович подсластил пилюлю, буквально сгребая медали на этапах Кубка мира. Оказывается, и после боя кулаками машут! Причем весьма результативно. И вот уже чемпионат мира на короткой воде в канадском Виндзоре блеснул не только медалями, но и рекордами. Завершающий старт 2016-го, кубок Сальникова в Санкт-Петербурге,  принес с собой 11 медалей и 2 национальных рекорда. «Уверенность, как и мышцы, можно нарастить, — отмечает главный тренер, —и неважных турниров в этом случае нет».

 

—Последние два года у национальной команды был не очень удачный период: спортсмены много работали, а результата на главных стартах так и не получилось. В этом случае медали Виндзора — реализация ранее проделанной работы. 7 финалов, 2 бронзовые медали, 5 рекордов меня как нового специалиста на тренерском посту не могут не вдохновлять.

 

— Наталья Валентиновна, но ведь результаты на неолимпийских дистанцияхне дают повода рассчитывать на «выстрел» на главных стартах четырехлетия.

 — Мне не единожды приходилось слышать про неолимпийский бассейн и дистанции, но я уверена, что становление спортсмена происходит на всех турнирах. Выступая на таком медальном уровне, ребята обретают особую уверенность. За 4 года есть возможность продвинуться и в направлении олимпийских дисциплин, создавая при этом крепкую психологическую базу.

В общем-то, мы и начали работу с командой именно с этой составляющей. Функциональный уровень у ребят высокий, но в психологическом плане спортсмены несколько «потеряны». Важно, чтобы они смогли выйти на кураж. В Канаде им это удалось, не в последнюю очередь потому, что изменилась атмосфера в коллективе.

 

—Начать работу с психологической базы вас подтолкнула нашумевшая история сотрудничества Александры Герасимени с так называемым шаманом? Мол, пусть лучше все будет под контролем…

—Саша Герасименя — уникальная спортсменка, которая имеет полное право работать с теми специалистами, с которыми ей комфортно. Как главный тренер ничего не имею против ее сотрудничества с представителями нетрадиционной медицины, если хотите, шаманами.

Помнится, перед Олимпиадой в Пекине, когда я работала в экспертном совете министерства спорта и туризма, к работе с командой привлекался человек, которого обозначили, как биоэнергетика. Не могу сказать, что это повлияло на результат, но, к счастью, и не навредило. Это как эффект плацебо в медицине. Если спортсмен уверен, что ему помогают те или иные методы, то почему нет? Конечно, как и все, я следила за  публикациями в прессе. Например, российской команде по прыжкам в воду сотрудничество с Сергеем Касьяненко, который работал с Герасименей, не принесло ровным счетом ничего.

Каждый делает свой выбор. Привлекать к работе с командой таких людей я не планирую.

 

— История с шаманом всплыла после открытого конфликта некоторых пловцов с бывшим главным тренером Дмитрием Манцевичем. Правда ли, что именно вы в свое время рекомендовали Дмитрия Евгеньевича на эту должность?

— В 2013 году, как впрочем и в 2016-м,  федерация провела конкурс на замещение должности главного тренера. У нас было много претендентов— Игорь Омельченко из ЮАР, Алексей Карпов из России, немало специалистов из Европы, которые присылали к нам свои резюме. Дмитрий Манцевич подал свою заявку в последний момент. И наши тренеры проголосовали за него единогласно. Это не быломоей рекомендацией. Он просто выиграл конкурс.

Мне пришлось пройти ровным счетом ту же процедуру, участвуя в конкурсе на общих основаниях. Как и все, подала документы, мою кандидатуру обсуждали на всех уровнях, в итоге выбрали большинством голосов.

 

—Это уже второй ваш заход в сборную в качестве главного тренера. В каком состоянии приняли команду в этот раз?

— Проблем немало. Я уже отмечала, что после Олимпиады команда была в потерянном состоянии. При этом у каждого за плечами огромный объем работы и результат, показанный в определенный промежуток времени. Паша Санкович, Женя Цуркин, да тот же Никита Цмыг… Когда в Рио ничего не получилось, ребята были в шоке. Причина шока проста — на финальном сборе перед Играми в бразильском Аракаджо тренеры говорили: все нормально, все под контролем! Павел Санкович на сборе не присутствовал, он прилетел в РИо сразу из США. Класс на воде действительно был, у всех,  как, впрочем, и перед чемпионатом в Казани. Нона главных стартах оба раза вышел просчет.

По возвращении поговорила буквально с каждым: от тренеров до спортсменов. А вот от Дмитрия Евгеньевича отчета или ответа мы так и не дождались. Более того, сейчас мне самой приходится держать этот ответ.

Поначалу мы все наблюдали за работой главного тренера и понимали: нужно время, чтобы повести команду новым продуманным курсом. Некоторым спортсменам он менял технику. Все это должно было отложиться на подсознательном уровне. Дело небыстрое!

Например, Алина Змушко, наша талантливая брассистка, тоже готовилась к Играм, ей менялась техника плавания, и вот только сейчас на Кубке Владимира  Сальникова Алина смогла совершить прорыв. Так что работа проделана не зря. И Дмитрий Манцевич вправе сказать, что это его заслуга. Он действительно привнес немало хорошего.

Я не вправе осуждать моего предшественника. Теперь то, что происходило между тренером и спортсменами — уже история.

— В своих комментариях после назначения на должность вы отмечали, что верите в команду. Существует ли уже какая-то стратегия ее продвижения?

— Верю, потому что ребята перспективные. Если Саша Герасименя продолжит подготовку, то на дистанции 50 м вольным стилем ей под силу и дальше пробиваться в мировые лидеры. Сейчас поплыли многие молодые ребята и имена их уже на слуху. Это Никита Цмыг, Илья Шиманович, Виктор Стаселович, Артем Мачекин, Артем Лапкин. Женя Цуркин и Павел Санкович после чемпионата в Виндзоре выросли в своих глазах и готовы двигаться дальше. На ближайшие 4 года мы и планируем такую стратегически взвешенную работу.

Санкович наглядно продемонстрировал — плоды колоссальной тренировочной работы, проделанной за сезон, никуда не пропали. Он блестяще завершил сезон. Павел по-прежнемубудет готовиться в США. Сейчас в федерации разработано положение, где мы продумали, кого и как будем финансировать, чтобы каждый спортсмен понимал—средства будут вкладываться в подготовку спортсмена с точки зрения его перспективы. Те, кто показывает результаты на чемпионатах мира, Европы, Олимпиадах, будут получать возможность подготовки в ведущих мировых центрах.

 

— Вы назвали немало мужских фамилий, что же касается женского плавания, то мы уже больше десяти лет слышим только фамилию Герасименя. Как обстоит дело со сменой?

— Смена есть, но должна признаться, что это совсем молоденькие девочки. Не очень хочется форсировать события, озвучивая их фамилии. Спортсменкам предстоит большой объем работы. Я отметила их во время чемпионата Беларуси на короткой воде, на Кубке в Бресте будет возможность просмотреть их на длинной воде. Наметки есть, и неплохие, но вырастут ли они до уровня Герасимени — пока вопрос.

В целом я собираюсь сделать ставку на работу тренеров. У нас есть великолепные специалисты, как, например, Елена Владимировна Климова. Есть тренеры, которые активно набирают обороты: Елена Евгеньевна Малюско, Игорь Алексеевич Макеев. Есть и новая тренерская плеяда, которую мы будем просматривать и подтягивать на уровень национальной сборной. Именно рядом с ведущими специалистами национальной команды они смогут нарабатывать опыт. А мы тем самым получаем новых звездных тренеров, которые будут делать результат дальше. Это работа на перспективу.

Конечно, теперь в более близком контакте я буду работать и со спортсменами. Та же Саша уже в юниорском возрасте выигрывала медали на первенствах Европы, устанавливала рекорды. Это спортсменка с огромным соревновательным опытом, она феномен. Найти такого спортсмена — непростая задача.

 

— Не так давно вы озвучили решение не привлекать в тренерский штаб специалистов, которые имеют персональных учеников. С чем это связано?

— Решение не только мое. Мы обсуждали тему  и на тренерском совете и на исполкоме федерации, совместно пришли к выводу, что когда в команде находится тренер с личными учениками, то это проблематично для остальных тренеров. Теперь в ней будут только те специалисты, которые помогают обеспечивать тренировочный процесс. Тренер-аналитик, тренер по общефизической подготовке, врач, массажист, начальник команды…

Как известно, по указу президента за подготовку спортсменов экстра-класса тренеры получают определенное вознаграждение. По результатам такой работы в команду будет заводиться старший тренер. Специалист заслуженно будет получать достойную зарплату за достигнутый результат и на дальнейшую перспективу. Вместе с тем к учебно-тренировочным сборам в обязательном порядке будут привлекаться личные наставники членов команды.

Мы сейчас делаем серьезные шаги к сотрудничеству с наукой. По линии федерации делается очень многое, чтобы обеспечить команду самым современным оборудованием. И специалисты в стране есть. Тот же Шантарович, главный тренер команды по гребле на байдарках и каноэ, нашел единомышленников в Полесском государственном университете, в Гомельском государственном университете. И уже совместно они разрабатывали методики. Такие специалисты у нас не только в гребле, а и в биатлоне, художественной гимнастике, батуте. Каждый из моих коллег находил эти золотые крохи. Все правильно, это направление зависит от главного тренера. Команду надо создавать под себя.

 

— Ваша главная задача на ближайшую перспективу?

— Сейчас я вижу  свою задачу в том, чтобы создать тренерскую бригаду, которая будет работать в едином ключе. До этого она напоминала «лебедя, рака и щуку», которые тянули воз в разные стороны. Вот и будем работать на сплочение коллектива. Мне нужен единый механизм, в котором каждый будет четко понимать свою задачу.

 

Источник: Журнал СПОРТТIME

Плавание 

Мы в социальных сетях