Цифры на песке: арифметика «Дакара»

04-07-2017 22:58:23

3 человека – экипаж в грузовике. Пилот, штурман и механик

 

     Алексей Вишневский: Каждый человек в экипаже задействован на все сто процентов на всей протяженности этапа. Не только пилот. Штурман ведет пилота по роуд-буку, это такая книжка, в которой прописаны какие-то большие ямы, промоины, плохие участки дороги и расстояние между ними. У штурмана есть специальный прибор, чтобы мерить километраж. Когда машина проезжает какую-то яму, штурман засекает расстояние и сообщает пилоту, что через 500 метров, к примеру, нужно сбросить скорость. А механик на протяжении пути следит за всеми приборами, двигателем, давлением в шинах, чтобы не было никаких проблем.

 

      Григорий Пацкевич: Задача пилота не отвлекаться, выбирать темп движения, режим движения, передачу. Плюс он рекомендует механику давление в шинах, чувствует грунт, ощущает, как идет машина, и оперативно решает подспустить колеса или подкачать. У нас есть стандартное упражнение для экипажа – замена колеса. Мы проводили тренировки, и если вначале на это уходило 14 минут 20 секунд, то при слаженной работе удалось сократить это время до 8 минут 9 секунд. Через некоторое время экипаж, выскакивая из кабины, действует уже как слаженный механизм. В последнее время участники на «Дакаре» финишируют очень плотно, и даже такие мелочи имеют большое значение.

 

31 человек – вся делегация команды «МАЗ-СПОРТавто»

Григорий Пацкевич: Наша делегация – это три экипажа плюс ночные механики, которые между этапами приводят машину в порядок, механики узкой направленности (электрик, сварщик). К тому же необходим менеджер, он взаимодействует с организаторами и выступает в роли переводчика. И один человек у нас представляет медиагруппу. Он делает все необходимое, чтобы фото- и видеоматериалы попадали на родину и здесь могли освещать наши результаты.

 

24 года – возраст самого молодого пилота в классе грузовиков за всю историю ралли-рейда. И это – белорус Алексей Вишневский. В этом году он дебютирует в качестве пилота на «Дакаре»

Алексей Вишневский: Я сел за руль грузовика только в апреле, для меня это вторая серьезная гонка. До этого мы прошли «Шелковый путь». Понятно, что пока я не могу все знать и опыт придет постепенно. Я в детстве с отцом смотрел «Дакар» по телевизору, болел за КамАЗ, тогда еще не было нашей команды. В прошлом году я был ночным механиком. А сейчас в свои 24 поеду туда пилотом! Волнения нет, я в автоспорте уже не первый год, с нервами совладал. Там главное стартовать, ввязаться в драку, а в драке уже проще.

 

7 женщин выйдут в этом году на старт «Дакара». Три в состязаниях мотоциклов, две попробуют силы в классе квадроциклов, еще две будут на внедорожниках

Алексей Вишневский: Этим девушкам нужно, наверное, поставить памятник. Конечно, они настоящие профессионалы. Не каждый мужчина это выдержит. Причем девушки в основном выступают на мотоциклах, а им даже сложнее, чем нам на грузовиках. Мотоциклисты очень вымотаны, они почти всю дистанцию проходят стоя, мы хотя бы сидим в салоне. А на «Дакаре» же не ездят по ровным дорогам, там постоянно ухабы. Плюс они открыты всем ветрам, всем песчаным бурям. К тому же мотоциклист один, он сам себе и штурман, и механик, все в одном лице. Эти люди просто герои, а если еще и девушки…

 

6 – таким по счету является «Дакар-2017» для команды «МАЗ-СПОРТавто». Но даже опытные пилоты не могут похвастаться знанием трассы, каждый год маршрут гонки меняется

Григорий Пацкевич: Перед каждым этапом, обычно вечером накануне, штурману выдается роуд-бук, это такая книжка, где указаны расстояния между ключевыми точками: поворотами, столбами, обрывами, оврагами. И каждой точке присвоен уровень опасности. И штурманы цветными маркерами делают себе пометки. У них даже есть своего рода школа штурманской раскраски. Опасные места помечаются красным цветом, менее опасные – оранжевым, безопасные – зеленым и так далее. Это тоже очень большой объем работы, иногда роуд-буки могут быть толщиной с общую тетрадь. И порой вечером пилот и механик могут уже отдыхать, а штурман до поздней ночи готовится к следующему этапу.

 

50 °С может достигать температура в салоне грузовика во время гонки. При жаре около 40 °С за бортом кузов автомобиля и салон могут нагреваться до 70 °С, благодаря системам кондиционирования жару удается немного сбить

Алексей Вишневский: Во время гонки мы об этом не думаем. Как только стартовал, у тебя адреналин в крови играет и ты не замечаешь никакой температуры. Стараешься просто довести дело до конца. А так как мы этим спортом болеем, приходится сражаться с собой.

 

12 000 пол-литровых бутылок воды ежедневно потребляют участники ралли-рейда. В салон грузовика экипаж берет две упаковки. По регламенту на каждого участника должно приходиться не менее полутора литров воды.

Алексей Вишневский: Много не наберешь, потому что бутылки же могут прыгать, если упаковка разрывается. Все разлетается, бутылка может и под педаль попасть. Мы стараемся прятать их в укромных местах, под крышу, под каркас, да и то они иногда вылетают. У экипажа есть с собой еще дополнительные баки, 60 литров воды не питьевой, неочищенной, мы ее называем технической. Это на случай форс-мажоров, если вдруг приходится ночевать в пустыне. И эта же вода может использоваться для двигателей, для системы охлаждения.

 

5-6 килограммов – столько теряют в весе участники «Дакара» за время гонки

Алексей Вишневский: За «Шелковый путь» я около пяти килограммов сбросил, некоторые и до 14 теряли. Очень выматывает гонка, есть не всегда получается, да и не очень хочется. Все приедается, и последние дни ты уже просто пьешь чай, йогурт, потому что на ветчину, которую дают по утрам, не можешь смотреть. Полноценно покушать получается только вечером.

Григорий Пацкевич: Экипаж берет с собой в салон сухпайки. Там состав разработан диетологами, чтобы были все необходимые микроэлементы. Обычно это мюсли, батончик шоколадный, чтобы быстро утолить голод, орехи, богатые белком, сухофрукты, чипсы. Но, понятное дело, во время спецучастка никто не ест, а вот уже от финиша и до места стоянки есть доездка, лиазон, он обычно 200-300 километров, и вот тогда адреналин отпускает и хочется перекусить.

 

4-5 часов обычно удается поспать участникам, если этап сложился для них благополучно

Григорий Пацкевич: Когда мы только начинали участвовать в «Дакаре», были такие случаи, когда наш экипаж возвращался, брал новый роуд-бук и сразу ехал дальше. Но с опытом этапы проходят проще и теперь время поспать есть. У ночных механиков, к примеру, свой режим: они ночью готовят грузовик к этапу, а днем спят на ходу, сидя в машине. Хорошо если переезд небольшой, до возвращения экипажа есть пару часов, можно где-то на раскладушке, на коврике поспать. А так у механиков где-то 40 процентов ночей вообще без сна. А бывает, что и до 7 ночей подряд не спят.

 

40% — столько участников в среднем проходят «Дакар» до конца. После переезда ралли-рейда в Южную Америку процент вырос: почти 54% стартовавших добираются до финиша. Самой тяжелой была гонка в 1986 году, тогда 79% участников сошли с дистанции

Григорий Пацкевич: Наверное, первый год у нас была цель просто финишировать, а сейчас мы претендуем на высокие места. Задача – всем трем экипажам быть в десятке, опытным пилотам мы ставим цель побороться за пятерку.

Алексей Вишневский: Обычно человеку трудно объяснить, насколько это сложно. Две недели! Это психологически, морально очень серьезное испытание. Когда у нас была гонка «Шелковый путь», мне уже после первой недели ничего не хотелось. На середине был вот этот переломный момент, который пережить очень тяжело.

 

1 место в стране, где можно проводить тесты

Григорий Пацкевич: Борисовский военный полигон в Печах – это единственное место в Беларуси, где мы тренируемся. Там мы смогли договориться, ведь все-таки военные полигоны обычно закрыты. Но надо понимать, что там есть определенные неровности, на которых мы можем тренироваться, но это лишь приближенные условия. Там нет основного нашего врага – песка. За ним ездим либо в Астрахань, это почти по соседству, либо в Эмираты. В ОАЭ наши пилоты проходили специальные курсы по езде в вязких, тягучих песках. И вот вам простой говорящий факт. В грузовике есть сантрак, это такая алюминиевая пластина с отверстиями, чтобы класть под колеса, когда машина застряла. И раньше для наших экипажей практически любой въезд в пески заканчивался тем, что нужно было доставать сантраки. После этих курсов мы заметили, что одну, вторую, третью гонку мы их даже не отстегиваем. Тогда стало понятно, что обучение дало результат. И перед нынешней гонкой мы решили повторить опыт.

 

4 – столько гонок в сезоне в календаре команды «МАЗ-СПОРТавто»

Алексей Вишневский: В 2016-м была Астрахань, «Шелковый путь», наша белорусская гонка в Гродно и сейчас «Дакар». Его мы считаем завершением сезона, хотя он и проходит в январе. Но это главная гонка, и весь год идет подготовка именно к ней. А восстановления после Дакара у нас нет. Вернулись – и на завод восстанавливаться. Колесо крутится дальше.

 

Источник: Журнал СПОРТТIME

Автокросс 

Еще новости по этой теме
Мы в социальных сетях