Андрей Праневич

25-07-2017 11:41:26

      Андрей Праневич справился с испытаниями и нашел действительно полезное для себя увлечение, став объектом почитания общества.

 

     Недавно уроженец Полоцка в очередной раз стал чемпионом Беларуси по фехтованию на шпагах на инвалидных колясках. И в этом в принципе не может быть ничего сверхъестественного. Потому что главную сенсацию недавно он уже совершил, одолев титулованного соперника с минимальным преимуществом в финальном поединке на Паралимпийских играх—2016.

       Впечатления

– В Рио-де-Жанейро мне все понравилось. Собственно, на Играх я был впервые, сравнивать не с чем.

Прежде не хватало очков и опыта, чтобы отобраться в рейтинге. В Лондон-2012 ехали два человека от страны – Николай Безъязычный и Виктор Лемешкевич. Я тогда занимался только три года, и мое время еще не наступило.

Вообще-то, я человек непривередливый. Меня все устраивало в Рио: питание – нормальное, хоть круглосуточно ходи в столовую, по безбарьерной среде никаких вопросов не возникало, в номерах сначала было грязновато, а потом неплохо – персонал прибрался в душе и в номерах. Но главное – зрителей было много. Меня очень поддерживали дзюдоисты. Их тренер, Александр Котловский, и наш славный копьеметатель Саша Трипуть заводили трибуны просто здорово.

 

       Галдели так, что я, выходя на дорожку, удивился: откуда столько болельщиков из нашей страны? Все жители Рио, сидящие на трибунах, дружно подхватывали и скандировали: «Беларусь! Беларусь!»

Мне вообще понравились бразильские люди – улыбчивые, доброжелательные, позитивные. Меня это заряжало.

Был запал, и на финише я тактически просчитал соперника. Просто мы уже не раз встречались, я знал его «коронку» и подловил его на ней. В нашем виде спорта у каждого есть собственная фишка. У нас уровень с Аммаром Али из Ирака очень близкий. Он у меня выиграл на чемпионате мира. Потом на этапе Кубка мира — я у него. Так у нас и чередовались победы. К счастью, в Рио счет оказался 15:14 в мою пользу.

       Сюрпризом оказался парень из Украины, который занял третье место. Он недавно занимается. Именно ему досталась лицензия, которую в последний момент отобрали у россиян. Олег Науменко вскочил в последний вагон и сразу взобрался на пьедестал. У остальных уровень был очень высокий, и мы все хорошо друг друга знали. Там слабых не было.

      А я просто ехал фехтовать. Конечно, в душе хотелось завоевать медаль. Но в процессе борьбы я об этом не успевал подумать. Перед каждым поединком стояла конкретная цель – выиграть бой.

     И самый тяжелый в моральном плане для меня оказался вовсе и не финал. После предварительной стадии началась «олимпийка», то есть поединки на вылет. Я дрался с англичанином – сильным, перспективным парнем — и все время вел в счете. Опасения проиграть сражение присутствуют всегда. Нельзя недооценивать любого соперника.

     В итоге все сложилось удачно – 15:13 в мою пользу. Он молод, и я себя чувствовал молодым. Хотя мне стукнуло 33 года, но в нашем виде это период расцвета. Когда я начинал фехтовать, мне было 25 лет, соперникам — преимущественно за 40. Сейчас контингент поменялся. Все стали моложе. Появляются и 19-летние уникумы.

 

Грамотный подход

 

      Меня привлек в фехтование тренер Семен Ефимович Сущин. Он тренировал Николая Безъязычного – серебряного призера Паралимпийских игр в Пекине—2008. А мы с ребятами, имеющими аналогичные проблемы, собирались в соседнем помещении, предназначенном для реабилитации инвалидов, поиграть в настольный теннис. По вечерам дома сидеть в одиночестве не хочется, вот и стремимся к общению.

       Однажды Семен Ефимович предложил мне попробовать заняться серьезным делом.

      Мне понравился его подход. Но поначалу я еще не понимал, что такое профессиональный спорт, и пытался совмещать его с физкультурой и активным досугом. Тренер был категоричен: «Если хотите чего-то добиться, то ни о каком теннисе речи быть не может».

      Тогда я понял, что человек, который взялся за меня, имеет самые серьезные намерения. Не скрою, в тот момент и я уже начал понимать, что пора стать ответственным. Мне повезло, что я попал в руки именно к этому специалисту.

Человек Полотчины

 

Первого громкого успеха Андрей Праневич добился в 2014 году, после бронзового успеха на чемпионате Европы он был удостоен звания человека Полотчины...

– Потом в сентябре 2015 года я занял третье место на чемпионате мира.

Если честно, я уже смутно помню все мероприятия. В последнее время их слишком много.

Что мне это дало? Если вы имеете в виду что-то в финансовом плане, то ничего. Но приятно, что город ценит своих героев.

Я родился в Руденске под Минском. Когда мне был год, родители переехали в Полоцк, поэтому считаю себя коренным полотчанином.

 

 

      Быт

Пока я живу с родителями. Но в ближайшее время планирую потратить призовые за Паралимпиаду на собственное жилье. Вот я и доказал родителям, что спорт – это мое. А поначалу они не верили в серьезность моих намерений.

В детстве я был очень подвижным. Однажды с компанией решили побегать на стройке, я упал спиной на металлическую трубу. В 1993 году мне сделали три операции. Сейчас при идентичных повреждениях позвоночник скрепляют металлоконструкциями. Мне было 10 лет, организм рос, металлоконструкцию ставить было нельзя, поэтому упаковали на полгода в гипс. Так и пролежал. Потом на дом стали приходить учителя. Школу закончил на 4–5. Это был довольно-таки неплохой аттестат. Но учиться дальше не было возможности, а без дела сидеть у телевизора скучно.

Я не знал, чем заняться. Пару лет собирал светильники на дому. Зарплата была символическая, 600–700 тысяч рублей. За месяц надо было собрать 1000 штук. Приличный объем работы. Хорошо, что еще мама помогала. А так бы вряд ли я справлялся самостоятельно, если бы даже собирал круглосуточно. Но это было хоть какое-то занятие, хоть какая-то копейка…

Сейчас дома у меня все условия для передвижения. И в нашем центре реабилитации инвалидов тренер тоже постарался для спортсменов: пандусы, душевая, туалет – все замечательно. И никаких порогов. А в городе, конечно, трудности существуют, не очень удобно.

Я всегда стремился к независимости. А спорт требовал самоотдачи и помощи близких. Поначалу на тренировки возил меня брат. Он приезжал после работы и сопровождал меня повсюду. Три года назад я сдал экзамены и получил водительские права. С теорией разобрался за три месяца в полоцком ДОСААФе. А за практикой пришлось ехать в автошколу в Вилейку. Только там обучают колясочников на «Оке» с ручным управлением. Пару месяцев пожил там в общежитии, зато благодаря четырем колесам я стал полностью независимым. Сам сел и куда-то поехал. Не надо никого ни просить, ни ждать, ни надеяться.

 

     Увлечения

– На данный момент никаких. Просто нет времени. Перед Паралимпийскими играми мы тренировались дважды в день: с 9 до 12 утром и с 16 до 20 вечером. И так три недели. Ни о чем другом и помышлять не мог. В выходные хотелось дома просто отлежаться.

Девушка?.. Была. Тоже фехтовальщица, из Латвии. Год встречались. К сожалению, расстояние нас не сблизило.

В середине февраля будет первый международный старт на этапе Кубка мира в Венгрии, а затем пройдет еще четыре.

      Открытый чемпионат Беларуси стал заключительным турниром в 2016 году. Что он для меня значит?.. Несерьезных стартов не бывает. К тому же теперь у меня есть дополнительная ответственность, а также возможность поддержать форму и пообщаться с коллегами из России и Латвии, с ребятами из Брестской области и товарищами по национальной сборной.

      О достоинствах чемпиона и проблемах инваспорта мы попросили рассказать Марину Григорян – главного тренера национальной команды Республики Беларусь, отвечающую за подготовку спортсменов — инвалидов по зрению и опорно-двигательному аппарату.

– Вы планировали медаль в фехтовании?

– Как таковых планов не было. Но, естественно, как у спортсменов, так и у тренеров есть свои планы, надежды и мечты. Как минимум мы рассчитывали на медаль Андрея Праневича. На сегодняшний день это лидер нашей команды. Он до Паралимпийских игр в мировом зачете шел первым. После съездил на заключительный этап Кубка мира, где занял второе место, и по итогам года выиграл главный Кубок.

      Он тренируется с 2009 года. Главный его козырь – прием, который называется «купе», то есть купирующий укол. Лично мне, мастеру спорта международного класса, он не то что не удавался, я его в принципе не могла исполнять. А Андрей благодаря своему тренеру овладел им идеально.

      Заключительный бой у шпажистов был равный, и поэтому нервный. Спортсмены продемонстрировали не только техническое совершенство и тактическую грамотность, но и психологическую устойчивость. При счете 14:14 психологически устойчивее оказался Андрей, нанеся всем нам на радость последний 15-й укол сопернику и тем самым поставив жирную точку!

– Для фехтования характерны тонкие тактильные ощущения и очень хорошая координация. Как этого удается добиваться, сидя на колясках?

– Как раз-таки фехтовальщики на колясках обладают этими качествами ничуть не хуже, чем фехтовальщики на дорожке. Фехтовальщик-олимпиец имеет возможность для маневра, передвигаясь по всей длине фехтовальной дорожки. У него есть некоторое время для продумывания действий. Он может себе позволить просто отойти на границу, устроить во время боя передышку, встряхнуть руку, встряхнуть ноги.

     В фехтовании на колясках этого нет. Спортсмены находятся на очень близкой дистанции. Практически на расстоянии вытянутой руки. Единственная возможность маневра – за счет корпуса, то есть за счет работы спины.

     Наши спортсмены делятся на три класса. Класс «А», по тяжести заболевания, самый легкий. Это спортсмены с ампутацией одной или двух нижних конечностей либо их недоразвитием. Естественно, там полностью сохранен спинной мозг. Значит, спина работает в полном объеме. И что вытворяют эти спортсмены, сидя на коляске, — уму непостижимо. Некоторым здоровым людям и не снилось. Они могут отклониться назад так, что принимают положение, параллельное полу, сидя на коляске. А некоторые так изгибаются, что просто прячутся за коляской.

     В класс «Б» входят спортсмены с повреждением спинного мозга на уровне грудного отдела. У этих спортсменов подвижность в спине ограничена. Именно в этом классе у нашей команды самое большое представительство: Андрей Праневич, Алеся Мокрицкая, Анастасия Костючкова (девушки на Паралимпийских играх 2016 года вошли в восьмерку сильнейших) и Алексей Синькевич. Разумеется, у этих спортсменов возможности для маневров меньше. Дистанция у соперников критичная. И, соответственно, каждую секунду спортсмен должен быть готов к нанесению укола. Вот тут-то и необходимы тонкие тактильные ощущения и координация. Времени на расслабление вообще нет. Безусловно, чтобы добиться успехов, спортсмен должен обладать определенными физическими данными и отличной физической подготовкой. Мы сразу заметили, что у Андрея Праневича все задатки чемпиона.

 

Алеся Мокрицкая и Марина Григорян

      Отбор на Паралимпийские игры был очень жестким. Собрался плотный состав молодых спортсменов, демонстрирующих динамичное фехтование.

       Это в 2008 году выступали спортсмены, многим из которых было более 45 лет. В их числе — известный фехтовальщик из Венгрии Пал Секериш, который был призером Олимпийских игр в Сеуле—88, потом попал в автобусную аварию и многократно становился чемпионом и призером Паралимпиад.

Сейчас состав значительно омолодился, великовозрастных спортсменов — считанные единицы.

      Что касается истории отечественного паралимпийского фехтования, то она берет начало с 2005 года. Идея принадлежала Инне Фоминичне Романович. Мы с ней первое время устраивали показательные тренировки в доме инвалидов. Агитировали вести активный образ жизни, адаптироваться не только социально, но и физически через занятия спортом. Вскоре вырисовался заинтересованный контингент, который предпочел спорт приятному времяпрепровождению. В 2006 году мы провели первый чемпионат Беларуси. Именно на этих соревнованиях к нам обратился с просьбой помочь ему заняться любимым видом спорта Николай Безъязычный. Он занимался фехтованием у Семена Ефимовича Сущина, еще будучи школьником. По окончании школы решил закончить занятия спортом. Но судьба распорядилась иначе… После автомобильной аварии он принялся тренироваться вновь и завоевал серебро в Пекине-2008. Остальные наши спортсмены обучались мастерству владения холодным оружием с нуля.

      Обидно, что сегодня в республике слегка угас интерес к олимпийскому фехтованию, а о паралимпийском, к сожалению, даже знают не многие.

      А ведь этот аристократический вид спорта за границей собирает полные трибуны.

– На международной арене за инваспорт нам сейчас не стыдно…

– Да, но успокаиваться нельзя. И дело даже не в количестве медалей. Очень точно сказал наш директор республиканского центра олимпийской подготовки по паралимпийским и дефлимпийским видам спорта Игорь Петрович Молчанов: «Игры позади – это уже история. Все молодцы, но начинается новое четырехлетие и новая подготовка к следующим стартам». На мой взгляд, относительно спокойны мы можем быть за плавание. Это один из немногих наших видов спорта, где под чутким руководством заслуженного тренера Республики Беларусь Геннадия Алексеевича Вишнякова не только занимаются наши именитые спортсмены, такие как Игорь Бокий, Володя Изотов, но и подрастает очень перспективная молодежь. Считаю, что есть неплохие перспективы в дзюдо, имеется костяк в фехтовании. Но надо помнить, что золото легче завоевать, чем потом удержать статус чемпиона. В других наших видах спорта ситуация немного сложнее. Спортсмены очень высокого класса, опытные, мудрые, но, к сожалению, на сегодняшний день не просматривается молодая смена.

      Сейчас важна четко выстроенная система подготовки спортивного резерва, созданием которой, собственно, наш Республиканский центр олимпийской подготовки по паралимпийским и дефлимпийским видам спорта и занимается.

 

Источник: Журнал СПОРТTIME

Фехтование

Мы в социальных сетях